Ерэнсэ-сэсэн


banner 13

Однажды хан Абулхаир с казахскими баями приехал в гости к башкирскому тархану Акмамбету. Приехал и говорят Акмамбету:

– Твой отец с моим отцом всегда жили в мире и дружбе. Тебе следовало бы уйти с этого берега Яика, освободить наши становья; для зимовья ты можешь использовать пастбища на Ирендыке, на Аташе, А как избавиться от остальных – это уже моя забота. Они и сами убегут.

Акмамбет, чтобы сохранить табуны, решил перебираться на Урал. Перед этим он пригласил к себе некоторых баев, чтобы представить им своего гостя Абулхаира, а тому дать понять, что баи будут переселяться с ним вместе. Узнав об этом, Ерэнсэ-сэсэн, хотя его и не пригласили, явился к ним непрошеным гостем. Баи и хан начали бранить его за то, что он якобы будоражит народ. На это Ерэнсэ ответил хану Абулхаиру:



То не я, а люд простой говорит, ау,
Люд простой – не звук пустой – говорит, ау,
Ой, люд простой – не звук пустой – говорит.
Кто среди простых людей не простак, ау,
Тот от имени людей говорит.
Люд простой, а вернее – народ, ау,
Он неправым путем не пойдет, ау,
Ой, он и мудрое слово найдет,
Оно доброму – зашита, гора, ау,
А для злого – страшней топора.
Я среди простых людей всюду свой, ау,
Только в ваших глазах я – изгой, ау,
Я скажу, что говорит люд простой, ау,
Я навек с народом связан судьбой.
Вас ведь тоже господь наш создал,
В услуженье вам многих он дал,
Ой, и грабить многих он вам позволял.
Но делить вас и нас – нет причин.
Все равно путь в могилу один.
Если ты, хан, об этом не знал, ау,
В родословной своей не читал, ау.
Ой, а читал если – не понимал.
Расскажу я, уж ты не сердись, ау,
На народ на простой не гневись.

Иной с рожденья уж хан-господин, говорят,
Много было таких – не один, говорят.
Ой, много было таких, говорят.
Что они творили зло – я молчу,
В добрых ханов я и верить не хочу.
Был одним из них Абулхаир-хан,
Нет, не ты, тот – из прежних был хан.
Ой, великим ханством правил тот хан.
Сын Ибрак его род продолжал,
Покорив Сибирь, он ханом там стал.
Но границы ханства он только сужал,
И земель отца Ибрак не удержал,
Ой, земель отца Ибрак не удержал.
Звать себя сибирским ханом повелел.
Сам же ханство удержать не сумел.
В том роду, что в Сибирь переселился, говорят,
Позже хан Кучум родился, говорят.
Ой, в шалаше, покрытом снегом.
Против силы не устоял и Кучум, говорят,
И пришлось ему оставить ханский чум, говорят.
Когда битый из Сибири он бежал, говорят,
И с арбой застрял в болоте, говорят,
Эх, застрял и что делать не знал,
Он накинул на шею аркан, говорят,
И петлею удавился этот хан, говорят.
А еще известен был хан Аблай,
Что раньше, как раб, верблюдов пас,
Ох и жестоко всех держал он в руках.
Я да я, говорил, я да я – повторял.
Ясным соколом себя называл,
Я такой лишь на свете один, говорил.
Не страшился врагов – подходите, говорил,
Сердце вырву я вам, подходите, говорил.
Кто видал сейчас кого-нибудь из них,
Чтоб щеголяли они в шубах меховых,
Ой да щеголяли они в шубах меховых.
Их уж всех давно земля себе взяла,
Белым саваном укутаны тела!
Они вырваны давно уж сорной травой,
В изголовьях у них камень гробовой,
Лики их покрыты пылью вековой!
У последующих был тоже жребий свой,
Ханам всем так предначертано судьбой.
То не я – а люд простой говорит,
И не мне, а тебе говорит,
Ой да не мне, а тебе говорит:
Табунов ли наших жаждет хан,
Или крови от нас жаждет хан?

У кого нет забот – видит сын, говорят.
Беззлобный копит богатства, говорят,
Ой да богатство копит, беззлобный, говорят.
Изготовил народ дубинки, говорят,
Чтоб отстоять свои зимовья, говорят.

Акмамбет собрался вас угощать,
А придется поминки справлять,
Ему камень надгробный готов.
Да и хан назад уже не убежит,
На пути могильный камень лежит.

 

Поделись с друзьями: