Баяс


На берегу Сакмары жил, говорят, джигит могучего сложения, искусный певец, кураист и острослов. Звали джигита Баязитдин. Вместе с родной сестрой вооружился он копьем, луком и стрелами, собрал отряд лучших стрелков и начал борьбу против притеснителей. Родители Баяса (так люди называли того джигита), родные и близкие были замучены, убиты.

И Баяс, и его сестра были искусными наездниками, на состязаниях пробивали стрелою колечко, попеременно побеждая, никому не уступая первенства. Да и выпущенные в сторону врагов стрелы точно находили свою цель. Но устоять против ружей и натиска карателей им было трудно, и они вынуждены были отступить.

Так оказались они среди зауральских башкир. Отряд расселился по разным аулам, а Баяс со своей сестрой стал кочевать по Ирендыку. На восточном отроге Ирендыка есть молодой березняк по названию Баяс-саука (Березняк Баяса). На земле аула Нижний Яикбай в низовьях Сакмары есть гора, которая называется Апай-тау (Сестрина гора). Это память о пребывании Баяса и его сестры в тех местах.

Когда смутные времена миновали, Баяс стал жить в ауле Кусеево. Там он женился на красивой дочери судного бедняка. Сестра его вышла замуж за джигита из аула Басаево.

Шли годы, и постепенно баи стали проникаться к Баясу ненавистью, называли его не иначе, как “пришелец”. Они сговорились оклеветать его и под ложным наветом отправить в Сибирь.

Учуял это Баяс и решил бежать. К дому его приставили секретный караул, который дни и ночи не смыкал глаз. Но Баяс не появлялся. Так и не сумев изловить беглеца, баи распространили ложный слух, будто поиски его прекращаются. Но сыщики не спускали глаз с его жены. И все же Баяс ухитрялся встречаться с нею. Происходило это в столь глухом месте, что сыщики никак не могли напасть на их следы.

В один из погожих летних дней жена Баяса, прихватив кое-какую еду, вышла из дому, сказав, что отправляется по ягоды, а сама вскоре свернула с дороги и по безлюдным местам подалась в ту сторону, где ее ждал муж. Сыщики незаметно следовали за ней. Нетерпеливо ожидавший ее Баяс обнял жену. И тут появились вооруженные преследователи и схватили их. Баяса связали по рукам и ногам, избили до полусмерти и довели в аул. Никакие пытки не могли его сломить – Баяс не произнес ни слова, даже вида не подал, как он страдает.

Когда его отправляли в Сибирь, то сопровождали джигита два всадника. Баяса, скрученного железной проволокой, вели по улице аула. И тогда Баяс запел задушевным голосом:

 

Ветрами поднебесными гонимый,
Летает в небе сокол без конца.
Когда тебя изгонят с мест родимых,
Никто не пожалеет беглеца.

Я родину оставил на закате.
Ах, на свободе вольно я скакал.
Ворами тех мужчин не называйте,
Кто в горы Ирендыкские бежал.

Когда в горах я ездил Ирендыка,
Рукою правой был конь верный мой.
Когда же схвачен был, то стал я мигом
Чужой своим друзьям, родным чужой.

Восходит солнце, полно желтой грусти,
Над головою небосвод высок...
Коль буду жив, на родину вернусь я
Еще хотя б единственный разок.

 

Слушая печальную песню Баяса, все бедняки аула, девушки и женщины, дети и старики плакали навзрыд. Больше Баяса никто не видел.

 

Мелодия башкирской народной песни "Баяс" (курай. Исп. Расул Карабулатов).

 

 

Поделись с друзьями: