Төлкө менән әтәс (Лиса и петух)


БХӘ, 1956, стр. 268—270.

Лиса крадет заячью шкуру; падев ее, приходит в деревню; петух п куры думают — заяц; лиса уносит из курятника курицу; на другой день петух нападает на лису, сдирает с нее заячью шкуру, лиса хватает петуха и съедает.

AT 61 В = *61 II. Наибольшее количество вариантов отмечено в восточнославянских сборниках — 17 (АП, стр. 460; дополн. — сборники Балашова, № 26, 71, Никифорова, N° 2, владимирский сб. Померанцевой, стр. 211); белорусских — 7 (см. комментарии к «Казнам пра жывел...», Минск, 1971, стр. 454—455); украинских — 7 (см. комментарии к белорусским «Казкам пра жывел», стр. 455). В международном указателе Томпсона отмечепы, кроме русских, только литовские, саамские и сербохорватские, но не учтены известные по публикациям белорусские, украинские, польские, чешские, латышские и эстонские фольклорные тексты. Данная башкирская сказка представляет своеобразную разновидность сюжетного типа 61 В, которая существенно отличается от русских и других известных нам вариантов: в них отсутствует мотив кражи заячьей шкуры и переодевания лисы; лиса похищает не курицу, а петуха и не из курятника, из лесной избушки, где петух живет с котом (этого персонажа нет в башкирской сказке); на лису нападает кот, а не петух, и лиса терпит поражение. Если для восточнославянских сказок о коте, петухе п лисе характерны песенные вставки (поет петух, уносимый лисой), то в башкирской сказке их нет.

 

Поделись с друзьями: