Алдар и шайтан


Жил прежде человек по имени Алдар. Перехитрил он всех своих врагов человеческого звания – баев, мулл, ханов и, подумав: «Постой-ка, не встретится ли мне кто-нибудь из шайтанова племени?» – отправился на гору, в лес. Пришел в лес и только было, срубив дерево, начал кору с него снимать – появился довольно-таки видный из себя шайтан.

– Ты кто? – спрашивает шайтан. – Зачем в нашем лесу топором стучишь?

– Я – Алдар, – отвечает Алдар, – пришел, чтобы вас перехитрить и с толку сбить.

Захохотал шайтан.

– Не было еще, – говорит, – такого, чтобы люди перехитрили шайтана. Мы, – говорит, – сами кого хочешь перехитрим и с толку собьем, а кого не собьем, у того душу отнимем.

– Ну, коли так, – говорит Алдар, – ты немножко подожди. Я вот управлюсь с этим бревном, и мы с тобой померяемся силами.

Сидит шайтан, ждет. Алдар – тук да тук, делом своим занимается. Наскучило шайтану ждать.

– Эй, – говорит, – больно долго возишься, мне ведь и в других местах надо побывать.

– Раз дела у тебя такие спешные, помоги мне маленько, тогда я побыстрей управлюсь, – отвечает Алдар.

Шайтан согласился помочь. Посадил его Алдар на бревно и говорит:

– Сунь пальцы в эту щель, подержи бревно, я клин вышибу, потом начнем силами мериться.

Только сунул шайтан пальцы в щель – Алдар клин вышиб. Взвыл шайтан от боли: пальцы прищемило. Алдар – топор за пояс и пошел не спеша домой. Уходя, сказал:

– Знай: мое имя Былтыр – Прошлый год. На вой шайтана сбежались другие шайтаны.

– Кто, – спрашивают, – прищемил? С кого спрос?

– С Прошлого года,– отвечает, плача, шайтан. Сбил его ответ шайтанов с толку.

– Ой, – говорят, – дурак! Прищемило в прошлом году, а он в этом году орет!

Вот с тех пор и говорится: из-за того, что в прошлом году прищемило, в этом году не орут.

В другой раз, поднявшись на ту же гору, выбрал Алдар кривую березу и только было собрался срубить ее, как появился тот самый шайтан.

– Ага, – говорит, – пришел! Ну, Прошлый год, теперь ты от меня не уйдешь.

– Прийти-то пришел, - отвечает Алдар, – только ты мое им назвал Прошлый год, а я самый настоящий Алдар. Я как раз и пришел, чтобы обмануть тебя.

– Ну уж нет! – говорит шайтан. – Теперь я пальцы в щель не суну.

– Ладно, не сунешь так не сунешь. Только подопри пока эту березу, чтоб не свалилась, а я схожу за своим мешком с хитростями, и мы с тобой схватимся.

Заколебался шайтан;

– Небось опять пальцы мне прищемить хочешь!

– Нет-нет! Посмотри, коль не веришь, – ни единой щелочки на этом дереве нет.

Осмотрел шайтан березу – и впрямь щелей нет, только ствол – с кривулиной.

– Вот сюда подопри, – говорит Алдар, – я скоро вернусь. Шайтан подпер березу. Алдар вскинул топор на плечо и ушел домой, а вернуться и не подумал.

С тех пор, когда кто-то кого-то обманывает, говорят, что заставил подпереть кривую березу.

Однажды Алдар снова пришел в лес и только было принялся за работу – на стук топора прибежал знакомый шайтан.

– Эй, говорит, – Алдар, теперь уж ты меня не проведешь! Давай схватимся! Мешок свой принес?

Алдар всплеснул руками.

– Ай, будь оно неладно! Еще с вечера я его приготовил, в санки положил, да вместе с санками у ворот забыл. Ладно, ты ничего не делай, просто так посиди вот на этом пне, а я быстренько домой сбегаю.

Шайтан опять заколебался.

– А щелей в нем нет?

– Нет-нет! Гляди, коль не веришь, пень гладкий-прегладкий.

– И подпирать его не надо?

– Нет-нет! Видишь же сам – очень хороший, прямой пень. Шайтан, сев на пень, остался ждать, Алдар пошел домой, а вернуться, конечно, и не подумал.

Вот с тех самых пор и осталась выражение "Посадил на пень", что значит, провел. Как-то Алдар пошел опять на гору и санки на этот раз с собой взял. Только нарубил дров и на санки нагрузил – шайтан к нему бежит.

– Эй, – кричит, – Алдар, больше уж ты меня на пень не посадишь! Бросай свое дело, давай схватимся!

– Эх, приятель! – отвечает Алдар. – Нет чтобы прибежать чуть пораньше! А теперь я уже дрова погрузил, мешок с хитростями под ними остался. Айда, что ли, со мной – дрова вместе выгрузим и потом схватимся. Садись, поехали!

Посадил шайтана на груженые санки и сам сел, покатили вдвоем под гору.

– Как это так? – удивился шайтан. – Вез лошади, а едем!

А Алдар:

– У меня сани едут сами. Только надо их на гору затащить да под гору направить.

– Отдай их мне, – говорит шайтан.

Возьми, но с условием: как-нибудь меня на себе покатаешь.

Согласился шайтан с условием. Тогда Алдар опростал санки, снял с них лубок, перерубил задние связки, отдал санки в таком виде шайтану и, вскинув дрова на загорбок, пошагал домой.

Ну, а шайтан поднялся на гору и сел в санки без дна. Покатиться-то санки покатились, да шайтан где сел, там и остался.

Вот с той поры и говорят: посадил в дырявые сани.

Алдар, придя домой, затопил печь, блинов напек и только было сел за стол – шайтан прямо к нему заявился.

– Эй, – говорит, – Алдар, забери свои санки обратно, больше ты меня в такие санки уж не посадишь. Оставь блины, давай схватимся!

Алдар опять прикинулся огорченным.

– Ай, шайтан, – говорит, – тебя побери! Где ж ты раньше был? Я тут успел печь затопить и свой мешок, кажется, с дровами в огонь сунул. Он, наверно, уже с дымом в трубу уходит. Взгляни-ка, идет из трубы дым?

Поколебался шайтан маленько, а все же высунулся в окно, взглянул на трубу.

– Идет, – говорит, – вовсю идет.

– А мешка с хитростями там не видать?

– Нет, не видать.

– Коли так, – говорит Алдар, – я тут в печке пошурую, а ты иди, сядь верхом на дым и смотри в трубу. Увидишь мешок, так крикнешь мне.

Шайтан на крышу полез. Залез, сел осторожненько верхом на дым, Да, раскашлявшись от дыма, сорвался и – плюх на землю.

Вот после этого случая о хитрых людях и стали говорить: человек, посадивший шайтана верхом на дым.

Вынес Алдар соль корове полизать, а шайтан опять тут как тут.

– Эй, Алдар, поискали мы в дыму, не пришли ни к чему, - давай скорей схватимся.

– Я бы, дружок мой шайтан, и рад схватиться, – отвечает Алдар, – да мешок-то с хитростями, оказывается, вот в этом куске соли. Потерпи. Как только корова слижет всю соль, мы с тобою схватимся. Ладно, сидит шайтан, говорит Алдару:

– Очень уж долго твоя корова возится.

– И сам я как раз об этом думаю, – отвечает Алдар. – Когда еще она все слижет! Возьмись-ка за это дело ты.

Шайтану ждать невтерпеж – согласился, А Алдар ему вместо соли кусище льда подсунул. Лизал шайтан лед, лизал, язык обморозил и заскулил:

– Ой, больно!

Вот с той поры в ходу присловье: корове – соль, шайтану – боль.

Пошел Алдар в поле, поднял там соху и только в землю воткнул – шайтан туда же подоспел.

– Эй, Алдар, – говорит шайтан сердито, – когда же мы, в конце концов, схватимся?

– Я, браток, шайтан, хоть сейчас схватился бы, – отвечает Алдар, – да один злодей украл мой мешок с хитростями и где-то тут закопал. Вот я и пришел, чтобы землю поворошить, мешок поискать.

– Раз пришел, чего же стоишь? Берись скорей за дело!

– Я-то возьмусь, да ведь тебе скучно будет. Айда, походи со мной, хоть за соху подержись.

– А за какое место держаться?

– Такого друга, как ты, неловко ставить сзади. Ты спереди возьмись и тяни, а я уж сзади пойду.

И вот шайтан соху тянет, Алдар сзади шагает, песенку напевает. Вспахал поле и говорит:

– Что-то мешок мой не вывернулся. Давай-ка прочешем землю вот этой штукой, авось мешок за ее зубья зацепится.

Теперь шайтан потащил борону. Алдар встал на нее, едет – песенку напевает. Заборонил поле и говорит:

– Нет, и так ничего не вышло. Попробуем-ка, раскидаем тут семена репы. Когда репа взойдет, и мешок вместе с ней из земли покажется.

Заставил таким образом Алдар шайтана обрабатывать поле, посеял репу и ушел домой.

Всё бы ничего, да слишком уж стал шайтан докучать. Куда бы Алдар ни пошел, шайтан тут как тут. И опять:

– Эй, Алдар, теперь ты меня уже не обманешь, давай схватимся!

Хоть и оставлял его Алдар каждый раз с носом, занятие это ему порядком надоело. И вот однажды он говорит шайтану:

– Мой мешок с хитростями очень далеко отсюда. Коли хватит у тебя терпения, айда, вдвоем за ним сходим.

Согласился шайтан, и отправились они вдвоем в путь. Шли, шли, сели, притомившись, отдохнуть и тут Алдар говорит:

– Что это я пешком иду? Ты ведь должен тащить меня на себе.

– С какой стати?

Я же тебе однажды санки отдал, и мы об этом условились Правильно?

– Нет, – говорит шайтан,– неправильно. Где я на твои санки сел, там и слез, поэтому тащить тебя не должен.

– Коли так, давай поспорим; кто возьмет в споре верх, тот на проигравшем поедет.

– Ладно, – отвечает шайтан. – Спорю – я старше тебя. – А сколько тебе лет?

– Когда я родился, небо еще было с плошку, а земля – с ложку. Услышав это, Алдар вдруг заплакал:

– Ты что плачешь? – удивился шайтан.

Да как раз в тот год мой младший сын помер, – отвечает Алдар. – Ты вот напомнил о нем.

Таким образом, взял Алдар верх, уселся на шайтана верхом и песню затянул. Шайтан тащит его, отдувается, а Алдар знай себе поет:

– Алиляу, аляля – хай! Да алиляу, аляля – хей!..

– Долго еще идти?

– Пока моя песня не кончится, – отвечает Алдар и опять тянет:

– Алиляу, аляля – хай! Да алиляу – хей!..

День минул, ночь прошла, за неделей месяц пролетел. Шайтан пыхтит, а Алдар всё поет. Устал шайтан.

– Когда же, – спрашивает, – песня твоя кончится?

– Не спеши, шайтан, не спеши! – отвечает Алдар.– У башкира песня долгая. «Алиляу» - только начало, а в конце еще «балиляу» будет.

Так всю жизнь и ездил Алдар на шайтане. С тех пор живет поговорка: победивший на побежденном верхом ездит. С той же, говорят, поры башкиры протяжные песни поют.

 

Поделись с друзьями: