Урал батыр


В давние, очень давние времена, когда еще не было ни Уральских гор, ни красавицы Агидели, посреди темного дремучего леса жили старик со своей старухой. Долгую жизнь они прожили вместе, но однажды старуха скончалась. Старик остался вместе с двумя сыновьями, старшего из которых звали Шульгеном, а младшего – Уралом. Старик ходил на охоту, а Шульген с Уралом в это время оставались дома. Старик был очень крепким и очень искусным охотником. Ему ничего не стоило живьем притащить медведя или волка. А все потому, что старик перед каждой охотой выпивал ложку крови какого нибудь хищника, и к собственным силам старика прибавлялась сила того зверя, кровь которого он выпил. А пить можно было лишь кровь зверя, которого человек убил сам. Поэтому старик все время предупреждал своих сыновей: "Вы еще маленькие, и не вздумайте пить кровь из турсука. Даже близко к турсуку не приближайтесь, иначе погибнете".

Однажды, когда отец ушел на охоту, а Шульген и Урал сидели дома, к ним пришла очень красивая женщина и спросила:

– А вы почему это сидите дома вместо того, чтобы ходить на охоту вместе с отцом?

– Мы бы ходили, только отец нам не разрешает. Говорит, что мы еще недостаточно для этого выросли, – ответили Урал и Шульген.

– Разве можно, сидя дома, повзрослеть?– рассмеялась женщина.

– А что нам делать?

– Вам нужно выпить кровь вон из того турсука,– сказала женщина.– Достаточно выпить всего одну ложку крови, и вы станете настоящими батырами и будете сильны, как лев.

– Отец запретил нам даже близко подходить к этому турсуку. Сказал, если мы выпьем кровь, погибнем. Мы не нарушим запрет отца,– ответили мальчики.

– Вы на самом деле, оказывается, маленькие, и потому верите всему, что вам говорит отец,– засмеялась женщина.– Если вы выпьете кровь, станете сильными и отважными, и будете сами ходить на зверя, а отцу вашему придется вместо вас сидеть и охранять дом и тихо стареть. Вот этого он боится и потому он вам и запрещает прикасаться к турсуку с кровью. Но я уже все сказала, а остальное вам решать.

С этими словами женщина исчезла так же внезапно, как и появилась.

Поверив словам этой женщины, Шульген попробовать кровь из турсука, а Урал твердо решил сдержать слово, данное им отцу, и даже близко к турсуку не подошел.

Шульген выпил ложку крови и тотчас превратился в медведя. Тут снова появилась эта женщина и рассмеялась:

– Вот видишь, в какого силача превратился твой брат? А теперь я из него сделаю волка.

Женщина щелкнула пальцем по лбу медведя, и тот превратился в волка. Щелкнула еще – превратился во льва. Тут женщина села верхом на льва и ускакала.

Оказывается, эта женщина была юхой. И вот из–за того, что Шульген поверил сладким речам этой юхи в облике красивой женщины и нарушил запрет отца, он навсегда утратил человеческий облик. Долго бродил Шульген по лесам то в обличье медведя, то в обличье волка, пока, наконец, не утонул в глубоком озере. Озеро, в котором утонул брат Урала, люди потом назвали озером Шульген.

А Урал вырос и стал батыром, которому не было равных по силе и отваге. Когда он, как и отец, стал ходить на охоту, все вокруг стало умирать. Высыхали реки и озера, пожухла трава, пожелтели и осыпались листья с деревьев. Даже воздух стал таким тяжелым, что всему живому стало трудно дышать. Умирали люди и звери, и никто не мог ничего сделать против Смерти. Видя все это, Урал стал думать о том, чтобы схватить Смерть и уничтожить её. Отец дал ему свой меч. Это был особенный меч. При каждом взмахе этот меч испускал разящие стрелы молний. И сказал отец Уралу:

– Этим мечом можно сокрушить кого и что угодно. Нет в мире силы, могущей противостоять этому мечу. Только против Смерти он бессилен. Но ты все же возьми его, пригодится. А Смерть можно уничтожить, лишь бросив её в воды Живого родника. Но этот родник находится очень далеко отсюда. Но другого пути победить Смерть не существует.

Этими словами отец Урала проводил сына в дальний и опасный путь.

Долго шел Урал, пока не дошел до перепутья семи дорог. Там он встретил седовласого старика и обратился к нему такими словами:

– Долгих лет тебе, почтенный аксакал! Не сможешь ли ты мне показать, которая из этих дорог ведет к Живому роднику?

Старик показал Уралу одну из дорог.

– А далеко ли еще до этого родника?– спросил Урал.

– А этого, сынок, я не смогу тебе сказать,– ответил старик.– Сорок лет я стою на этом перепутье и показываю путникам дорогу к Живому роднику. Но за все это время не было еще ни одного, кто прошел бы по этой дороге обратно.

Тут старик помолчал немного и добавил:

– Сынок, пройдешь по этой дороге немного и увидишь табун. В этом табуне есть один единственный белый тулпар – Акбузат. Если сумеешь, попробуй оседлать его.

Урал поблагодарил старика и пошел по указанной стариком дороге. Прошел Урал немного и увидел табун, о котором говорил старик, а в этом табуне увидел Акбузата. Урал некоторое время зачарованно смотрел на белого тулпара, а затем медленно подошел к коню. Акбузат при этом не проявил ни малейшего беспокойства. Урал тихонько погладил коня и быстро вскочил ему на спину. Акбузат рассердился и с такой силой сбросил батыра, что Урал вошел в землю по пояс. Урал, приложив все свои силы, вылез из земли и снова вскочил на коня. Акбузат вновь сбросил Урала. На этот раз батыр ушел в землю по колени. Урал снова вылез, вскочил на тулпара, и так в него вцепился, что Акбузат, как ни старался, но так и не смог его сбросить. После этого Акбузат вместе с Уралом помчался по дороге к Живому роднику. За мгновение ока Акбузат промчался через широкие поля, каменистые пустыни и скала, и остановился посредине темного леса. И промолвил Акбузат Уралу человеческим языком:

– Мы подъехали к пещере, в которой лежит девятиглавый дэв и охраняет дорогу к Живому роднику. Тебе придется с ним сразиться. Возьми из моей гривы три волоска. Как я буду тебе нужен, подпали эти три волоска, и я тут же появлюсь перед тобой.

Урал взял из гривы коня три волоска, и Акбузат тут же исчез из вида.

Пока Урал раздумывал, куда идти, появилась очень красивая девушка, которая, согнувшись в три погибели, несла на своей спине огромный мешок. Урал остановил девушку и спросил:

– Постой, красавица. Куда ты идешь, и что у тебя в мешке такое тяжелое?

Девушка остановилась, положила мешок на землю, и со слезами на глазах рассказала Уралу свою историю:

– Меня зовут Карагаш. До недавнего времени я росла у своих родителей, вольная, словно лесная лань, и ни в чем не ведала отказа. Но несколько дней назад меня выкрал девятиглавый дэв на забаву своим девятерым детенышам. И вот теперь я с утра до ночи таскаю им речную гальку в мешках, чтобы они играли этими камешками.

– Дай–ка, красавица, я сам донесу этот мешок,– сказал Урал.

– Нет, нет, егет, и не вздумай даже идти за мной,– испуганно прошептала Карагаш.– Дэв, как только увидит, тотчас погубит тебя.

Но Урал настоял на своем и понес мешок с камнями к детенышам девятиглавого дэва. Как только Урал высыпал гальку перед детенышами дэва, они начали свои игры, бросая и швыряя камешки друг в друга. А пока эти детеныши были заняты своей игрой, Урал взял камень с лошадиную голову, подвесил его на веревке на ближайшем дереве, а сам незаметно прошел к пещере, перед которой лежал сам девятиглавый дэв.

У детишек дэва очень быстро закончились все камешки. И тут они увидели большой камень, подвешенный на дереве. Один из них, заинтересовавшись, ударил по камню. Тот покачнулся и ударил детеныша по голове. Детеныш дэва разозлился и со всей силы еще раз ударил по камню. Но на этот раз камень с такой силой ударил его, что голова детеныша раскололась, словно яичная скорлупа. Его брат, увидев это дело, решил отомстить, и тоже со злости ударил по камню. Но его тоже постигла та же участь. И вот так, друг за другом, погибли все девять детей девятиглавого дэва.

Когда Урал подошел к пещере, увидел, что прямо на дороге перед пещерой лежит девятиглавый дэв, а все вокруг усыпано человеческими костями. Урал еще издали крикнул:

– Эй, дэв, дай дорогу, я иду к Живому роднику.

Но дэв даже не пошевелился и продолжал лежать. Урал еще раз крикнул. Тут дэв одним дыханием притянул Урала к себе. Но Урал не испугался и крикнул дэву:

– Бороться будем или сражаться!?

Дэв много уже перевидал смелых парней и потому не очень удивился.

– Мне все равно,– сказал он.– Какой смертью захочешь умереть, той и умрешь.

Они забрались на самое высокое место и начали бороться. Борются они, борются, вот уже солнце приблизилось к полудню, а они все борются. И вот дэв оторвал Урала от земли и бросил. Урал по пояс ушел в землю. Дэв вытащил его и снова стали бороться. Вот дэв вновь поднял и бросил Урала. Урал вошел в землю по шею. Дэв за уши вытащил Урала и они продолжили борьбу. А день уже клонится к вечеру. Вот уже и сумерки настали, а Урал с дэвом все еще борются.

И тут дэв, уже уверовавший в свою непобедимость, на какое–то мгновение расслабился, и Урал за это мгновение так бросил дэва, что тот вошел в землю по пояс. Урал вытащил дэва и вновь бросил его. Дэв ушел в землю по шею и только девять его голов остались торчать над землей. Урал вновь вытащил дэва и на этот раз так его бросил, что дэв весь ушел под землю. Так пришел конец злому дэву.

На следующий день бедная Карагаш решила хоть собрать и похоронить кости Урала и поднялась на гору. Но когда она увидела, что батыр жив, заплакала от радости. А затем удивленно спросила:

– А куда же дэв подевался?

– А дэва я засунул под эту гору,– сказал Урал.

И тут в трех шагах от них вдруг из–под горы начали выходить клубы горячего дыма.

– Что это?– удивленно спросила Карагаш.

– В этом самом месте я вогнал дэва в землю,– ответил Урал.– Видимо сама земля брезгует держать эту гадину в себе. Поэтому этот дэв прямо там, внутри земли, горит, а дым выходит наружу.

С той самой поры эта гора не переставала гореть. И народ назвал эту гору Янгантау – Горящая гора.

После того, как расправился с дэвом, Урал недолго оставался на горе. Вытащив три волоска, он подпалил их, и тотчас перед ним появился Акбузат. Посадив Карагаш перед собой, Урал поехал дальше по дороге к Живому роднику.

Проехали они через широкие поля и глубокие ущелья, через скалы и непроходимые болота, и, наконец, Акбузат остановился и сказал Уралу:

– Мы уже совсем близко от Живого родника. Но на пути к роднику лежит двенадцатиглавый дэв. Тебе придется с ним сразиться. Возьми три волоска из моей гривы. Когда я тебе понадоблюсь, подпали их, и я тотчас приду.

Урал взял три волоска из гривы тулпара, и Акбузат тотчас исчез из виду.

– Ты меня подожди тут,– сказал Урал Карагаш.– Я оставлю тебе свой курай. Если со мной будет все хорошо, из курая будет капать молоко. А если мне станет худо – будет капать кровь.

Урал попрощался с девушкой и пошел к месту, где лежал дэв.

И вот впереди уже журчит Живой родник, вытекает из скалы и тут же журчанием уходит в землю. А вокруг родника белеют человеческие кости. И воду эту, которая может исцелить безнадежного больного, а здорового сделать бессмертным, лежит и охраняет самый старший двенадцатиглавый дэв.

Урал, увидев дэва, крикнул:

– Эй, дэв, я пришел за живой водой. Дай мне пройти!

Дэв этот уже много перевидал отважных батыров, но никто из них еще не смог победить его. Поэтому дэв на голос Урала даже бровями не повел. Урал еще раз крикнул, на этот раз еще громче. Тут дэв открыл глаза и своим дыханием начал притягивать к себе Урала. Урал и глазом не успел моргнуть, как оказался перед дэвом. Но Урал не испугался и бросил дэву вызов:

– Будем бороться или сражаться?

– Мне все равно,– ответил дэв.– Какой смертью захочешь умереть, той и умрешь.

– Ну, тогда держись!– сказал Урал, вытащил свой молниеносный меч и несколько раз взмахнул перед глазами дэва. От посыпавшихся от меча молний дэв даже ослеп на несколько мгновений.

– Ну, держись!– еще раз крикнул Урал и начал своим мечом одну за другой отсекать головы дэва.

А Карагаш в это время не отрывая глаз смотрела на курай, который оставил ей Урал. Она увидела, что из курая капает молоко, и очень обрадовалась.

Тут, услышав отчаянный рев двенадцатиглавого дэва, к нему на подмогу стали прибегать все дэвы помельче. Но меч в руках Урала продолжал рубить направо и налево, и рука Урала не знала устали. Только он раскрошил на куски всю эту свору дэвов, как появилось великое множество самой разной мелкой нечисти – джинны, лешие, упыри. Они всей своей толпой так навалились на Урала, что из курая, который остался у Карагаш, закапала кровь.

Карагаш, увидев кровь, забеспокоилась. И тут она, недолго думая, взяла курай и стала наигрывать какую–то неприятную на слух мелодию, которую она слышала будучи в рабстве у девятиглавого дэва. А той мелкой нечисти, оказывается, только того и нужно. Услышав родной наигрыш, они, позабыв обо всем на свете, пустились в пляс. Урал, воспользовавшись этой передышкой, разгромил всю эту свору и прошел к Живому роднику, чтобы набрать его воды. Но когда он подошел к роднику, увидел, что родник весь высох, и в нем не осталось ни капли воды. Все эти дэвы и прочая нечисть выпили из родника всю воду, чтобы эта вода никогда не досталась людям. Долго просидел Урал перед высохшим родником, но сколько он ни ждал, ни одна капля воды так и не просочилась из скалы.

Очень огорчился Урал. Но все же, то, что Урал разгромил всех этих дэвов, принесло свои плоды. Тут же зазеленели леса, стали петь птицы, ожила природа, на лицах людей появились улыбка и радость.

А Урал посадил Карагаш на Акбузата перед собой и помчался по обратной дороге. А на том месте, где Урал оставил груду изрубленных им тел дэвов, появилась высокая гора. Люди назвали эту гору Ямантау. И до сих пор на этой горе ничего не растет, и не водятся ни звери, ни птицы.

Урал женился на Карагаш, и начали они жить в мире и согласии. И родились у них три сына – Идель, Яик и Сакмар.

И Смерть теперь редко стала приходить в эти края, потому что она боялась молниеносного меча Урала. И потому в этих краях вскоре стало так много людей, что им перестало хватать воды. Урал, видя это дело, вытащил свой всесокрушающий меч из ножен, три раза взмахнул над головой и со всей силой ударил мечом по скале.

– Тут будет начало большой воды,– сказал Урал.

Затем Урал вызвал своего старшего сына, Иделя, и сказал ему:

– Иди, сын, куда глаза твои глядят, походи среди людей. Но не оборачивайся назад до тех пор, пока не придешь к полноводной реке.

И Идель пошел на юг, оставляя за собой глубокие следы. А Урал проводил сына с полными слез глазами, потому что знал Урал, что сын обратно не придет уже никогда.

Идет Идель вперед, идет, и вот он повернул направо и пошел на запад. Месяцы и годы шел Идель и, наконец, увидел перед собой большую реку. Обернулся Идель назад и увидел, что по его следам течет широкая река и стала вливаться в реку, к которой пришел Идель. Вот так возникла воспетая в песнях красавица–река Агидель.

В тот же день, когда Идель отправился в свой дальний путь, Урал и остальных своих сыновей отправил в путь с таким же условием. Но младшие сыновья Урала оказались менее терпеливыми. Им не хватило выдержки пройти весь путь в одиночестве, и они решили пойти вдвоем. Но, как бы ни было, народ остался навеки благодарным не только Иделю, но и Яику с Сакмаром, и желал долгих лет жизни Уралу за то, что он вырастил таких славных сыновей.

Но Уралу, уже завершающему сто первый год своей жизни, недолго оставалось. Смерть, давно уже поджидающая, когда Урал совсем ослабнет, приблизилась к нему совсем близко. И вот теперь Урал лежит на предсмертном ложе. Со всех сторон собрались к нему люди, чтобы проститься со своим любимым батыром. И тут среди людей появился средних лет человек, прошел к Уралу и сказал:

– Ты, наш отец и дорогой наш батыр! В тот же день, когда ты улегся на свое ложе, я по просьбе народа пошел к Живому роднику. Оказалось, что он не весь еще высох, и там еще осталось немного живой воды. Семь дней и семь ночей я просидел у Живого родника и по капле собирал остатки его воды. И вот мне удалось набрать вот этот рог живой воды. Мы все просим тебя, дорогой наш батыр, выпей эту воду без остатка и живи вечно, не зная смерти, на счастье всего народа.

С этими словами он протянул рог Уралу.

– Все до последней капли выпей, Урал батыр!– просили люди вокруг.

Урал медленно поднялся на ноги, взял в правую руку рог с живой водой и, наклонив голову, выразил свою благодарность людям. Затем этой водой окропил все вокруг и промолвил:

– Я один, вас много. Не я, а наша родная земля должна быть бессмертной. И пусть на этой земле люди живут счастливо.

И все вокруг ожило. Появились разные птицы и звери, все вокруг зацвело, и налились невиданные ранее ягоды и плоды, из–под земли выбились многочисленные ручьи и реки и стали вливаться в Агидель, Яик и Сакмар.

Пока люди с удивлением и восхищением озирались вокруг, Урал скончался.

Народ с великим уважением похоронил Урала на самом возвышенном месте. И каждый человек принес на его могилу горсточку земли. И вот на месте его могилы выросла высокая гора, и люди назвали эту гору в честь своего батыра – Уралтау. А в глубинах этой горы до сих пор хранятся священные кости Урал батыра. Все несметные сокровища этой горы – это и есть драгоценные кости Урала. А то, что мы сегодня называем нефтью – это вечно невысыхающая кровь батыра.

 

© Перевод с башкирского

М.Б. Тузбекова

 

 

 

 

Поделись с друзьями: