Аюголак


Давным-давно жили, говорят, старик со старухой. И не было у них детей. Летом старик ловил рыбу, а старуха собирала ягоды. Зимой старуха ткала палас, а старик возил на санках из лесу дрова.

Так и жили они, как могли, да как бог послал, и вот однажды в трескучий январский мороз старик заболел и свалился с ног. Кончились у них дрова. Нечем топить печку. Тогда старуха отправилась с санками в лес. Набрала там дров и уже стала возвращаться обратно, как вдруг ее настиг сильный буран. Она заблудилась. Долго блуждала в непроглядной мгле, пока, наконец, не угодила нечаянно в медвежью берлогу. Только старуха вошла туда, ее схватил медведь. Накормил, напоил, но домой не отпустил.

Долго жила старуха в берлоге с медведем. Р одился там у нее сын. У мальчика были большие уши. Однажды, когда медведь куда-то отлучился, старуха убежала в деревню, прихватив сына. Входят они в дом, а там старик почти при смерти. Сидит, горюет. Старуха рассказала о своих мытарствах и показала мальчика. Старик очень обрадовался тому, что теперь у них есть сын. Мальчика прозвали Аюголак, что означает Медвежье ухо. Ведь уши у него были, как у медведя.

Аюголак рос не по дням, а по часам. Очень скоро он стал силачом, помощником родителям. За один день приволакивал из леса дров на целый год. Однажды он сделал из дубовой древесины шар и вышел на улицу поиграть с ребятами. Ударил он по шару на одном конце аула, и шар полетел, снося головы ребятишкам и разрушая дома, на другой конец аула. Собрались отцы и пришли к старику.

– Твой сын погубит всех наших детей и нас. Ты его выпроводи из аула. А то мы его убьем, – сказали они ему.

Сильно опечалились старик со старухой. Потом простились с Аюголаком и проводили в неведомый дальний путь.

Аюголак пошел куда глаза глядят. Шел он месяц, шел год, и вот видит человека, который рвет дубы с корнями и пересаживает их с места на место.

– Ого, какой 6атыр! Кто ты такой? – спросил Аюголак.

Тот отвечает:

– Я Имян-батыр. Да только разве я батыр, вот, говорят, есть на свете Аюголак-батыр, ты бы на него посмотрел.

– Я и есть Аюголак.

– Вот как! – удивился Имян-батыр. – Если ты Аюголак, покажи свою удаль.

Аюголак тут же схватил и поборол Имян-батыра. Тот сказал:

– Молодец! Теперь я верю тебе.

– Двое лучше, чем один, – сказал Аюголак. – Давай странствовать вместе.

Имян-батыр согласился, и дальше они пошли вдвоем.

Месяц шли они, год шли. И вот видят человека, который переставляет горы с одного места на другое.

– Кто ты такой? – спросили они.

– Я Тау-батыр, – ответил тот.

– Да уж видать, что батыр, – сказали спутники. А Тау-батыр им отвечает:

– Хи, разве же я батыр. Вот есть на свете Аюголак-батыр, вы бы на него посмотрели.

– Я и есть Аюголак-батыр, – отвечает наш парень. – А это – Имян-батыр. Трое лучше, чем двое, пойдем с нами.

Тот согласился, и дальше они пошли втроем. Месяц они шли, год шли, прошли, говорят, путь длиной с иголку. Много земель, говорят, ногами отмерили, и вот оказались возле одиноко стоящего в лесу дома. Внутри никого не оказалось. Они настреляли неподалеку птиц, и Имян-батыр остался в доме готовить обед, а Аюголак с Тау-батыром отправились в глубь леса на охоту.

Имян-батыр приготовил уже отменный обед, когда во дворе раздался голос:

– Открой дверь!

Открывает он дверь и видит старика–сам ростом с вершок, а борода – с тысячу вершков.

– Подними меня и посади, – велел он Имян-батыру. Тот повиновался. Тогда старик сказал:

– Налей мне супа, испробую. Имян-батыр угостил его супом.

– Ртого мне не хватит, давай еще, – сказал старик-карлик.

– У меня есть друзья, им может не хватить, – ответил Имян-батыр.

Тогда старичок избил Имян-батыра так, что тот память потерял. Съел приготовленный на троих батыров суп и вышел вон. Когда Имян-батыр пришел в себя и огляделся по сторонам, то и старика и супа уже не было. Тогда он быстренько настрелял поблизости птиц и положил в котел. Не успела закипеть вода, как вернулись Аюголак и Тау-батыр.

– Почему до сих пор не готов обед? – спросили они, осердясь.

Имян-батыр отвечает:

– Я угорел и потерял память, только что поднялся на ноги.

Они пообедали недоваренным супом и улеглись спать. На другой день на охоту отправились Аюголак и Имян-батыр, а дома остался Тау-батыр. Когда обед был готов, опять пришел старичок, попросил налить супа. Тау-батыр подал ему миску. Старик попросил добавки. Тау-батыр, как и вчера Имян-батыр, ответил:

– У меня есть друзья, они вернутся голодными, и супа им не хватит.

Старичок-карлик его избил до потери сознания, съел весь суп и вышел вон.

Опомнился Тау-батыр, глядь – ни старичка, ни обеда. Он тоже, как и Имян-батыр, настрелял поблизости птиц и стал спешно варить их в котле. А тут вернулись Аюголак и Имян-батыр. Имян-батыр понял, в чем дело, а Аюголак стал сердиться:

– Почему обед не готов?

Тау-батыр пытается оправдаться:

– Я угорел и потерял память, только что поднялся на ноги.

И опять они поели недоваренный суп и улеглись спать.

На третий день дома остался Аюголак. Когда обед был готов, явился старичок ростом с вершок, с бородой в тысячу вершков:

– Открой дверь!

– Надо, так сам откроешь и войдешь. – отвечает Аюголак.

Старик открыл дверь и вошел.

– Подними и посади, – потребовал старик-карлик.

– Поди, не ребенок, садись сам.

– Налей суп! – приказал старик.

– Гость не выпрашивает еду, – ответил Аюголак.

Р азгневанный старик вцепился было в Аюголака, да не на того напал. Началась у них схватка. Аюголак избил его до потери памяти и подвесил за бороду к суку дерева, что росло во дворе. Вскоре вернулись Тау-батыр и Имян-батыр.

– Ну, Аюголак, готов ли у тебя обед? – спросили они, усмехаясь и глядя на него.

– Пойдемте, я покажу вам старика, из-за которого вы угорели, – говорит Аюголак, и повел их к тому дереву. Пришли, а на дереве колышется только обрывок бороды, а самого старика и след простыл.

По капелькам крови, которые оставил старик на земле, они стали его преследовать. Месяц шли и год шли, и вот видят, что кровавые следы ведут под землю, в колодец. Батыры остановились в растерянности, не зная, как туда спуститься. Потом стали вить веревку. Вили сорок дней и сорок ночей, привязали к ее концу тяжелый камень и спустили в колодец. Конец веревки, говорят, достиг дна. Заспорили тогда, кому спускаться под землю. И Имян-батыр, и Тау-батыр на это не решались. Аюголак сказал:

– Я спущусь, а вы меня тут подождите.

Он ухватился за веревку и стал спускаться. Почувствовав под ногами твердую почву, огляделся и заметил тропинку. Пошел по той тропинке и набрел на дом. Вошел в него. Там находилась очень красивая девушка. Поздоровался и спрашивает:

– Такого-то старика-карлика не видели?

– Отсюда неподалеку живет моя сестра, она, может быть, знает, – отвечает девушка.

Отправился Аюголак дальше и пришел к другому дому. Там жила девушка еще красивее, чем в первом доме. Спрашивает он:

– Такого-то старика-карлика не видели?

– Отсюда неподалеку живет моя старшая сестра, может быть, она знает, – ответила девушка.

Аюголак идет дальше. Дошел он до третьего дома, а в нем – девушка, еще красивее, чем те две.

– Такого-то старика-карлика не видели? – спрашивает он ее.

– Он здесь, – отвечает девушка. – Только что пошел в баню.

Аюголак велел девушке растопить в котле свинец. Девушка повиновалась. Аюголак взял полный котел горячего растопленного свинца и вломился в баню. А там, разомлев от удовольствия, моется тот самый старичок-карлик. Аюголак спокойно ему сказал:

– Ага, попался, теперь не убежишь! – и вылил весь свинец в рот старика. Тот захлебнулся свинцом и дух испустил.

Затем Аюголак вернулся к девушке и рассказал ей о своих приключениях. Та согласилась выбраться вместе с ним на белый свет. Собрали они все добро, нагрузили сундук золотом и тронулись в путь. Загляделся Аюголак на дом, а девушка спрашивает:

– Ты что домом любуешься? Жалко тебе оставлять

его?

– Жалко! – вздохнул Аюголак.

Тогда девушка взяла золотое яйцо и кинула на землю. Оно покатилось в сторону дома, и дом мигом свернулся, сжался и поместился внутри этого яйца. Девушка положила его в карман, и они отправились в путь. Добрались до средней сестры. Та говорит:

– Р аз идет моя старшая сестра, я тоже с вами отправлюсь.

Она собрала вещи в серебряный сундук. Потом кинула на землю серебряное яйцо, и дом мигом свернулся, сжался и вместился в это яйцо, которое девушка положила в карман. Они втроем тронулись в путь. Добрались до младшей сестры. А та тоже говорит:

– Р аз так решили мои старшие сестры, я тоже с вами отправлюсь на белый свет.

Она собрала свое добро в медный сундук, а дом ее чудесным образом свернулся, сжался и поместился в медное яйцо. Вчетвером добрались они до того колодца, в который спустился Аюголак. А там все еще висит веревка. Аюголак дернул ее. Наверху тоже дернули ее – дали сигнал. Аюголак привязал сначала медный сундук, посадил на него младшую из сестер и дал знак, чтобы поднимали ее. Те, кто были наверху, подняли ее и снова спустили веревку. Когда подняли наверх серебряный сундук со средней сестрой и золотой сундук со старшей сестрой, Имян-батыр и Тау-батыр не могли налюбоваться на сестер и стало им завидно, что самая красивая, старшая, будет женой Аюголака.

Наконец начали поднимать Аюголака. Когда Аюголак уже был поднят близко к поверхности земли, Тау-батыр и Имян-батыр перерезали веревку, и он упал на дно колодца. Батыры увели с собой всех трех девушек.

Аюголак долго лежал без сознания. Придя в себя, он тяжело вздохнул и пошел знакомой ему тропинкой. Миновал те места, где раньше стояли дома, и добрел до озера. На берегу озера рос черный тополь. На его вершине находилось огромное гнездо. Батыр полез на дерево. Увидел, что это гнездо птицы Самригуш. Птицы самой в гнезде не оказалось – там находились только птенцы. Они ему говорят:

– Рй, человек, как ты здесь оказался? Мы же все пропадем.

– Почему? – спрашивает Аюголак.

– Сейчас из озера выйдет девятиглавый аждаха и нас проглотит, – отвечают птенцы.

Не успели они это вымолвить, как поднялась страшная буря. Из озера показался девятиглавый аждаха и полетел к гнезду. Только хотел проглотить птенцов Самригуш, как Аюголак выхватил свой меч, изрубил на куски аждаху и сложил из них высокую поленницу, как складывают дрова.

Птенцы Самригуш не знали, что делать от радости, всячески благодарили Аюголака. Они сказали ему:

– Скоро должна вернуться наша мать. Ты пока спрячься. Мы сначала все ей расскажем. Ведь она может тебя проглотить, как только увидит.

И в самом деле, скоро Самригуш прилетела, подняв тучу пыли- Вернулась и тут же спрашивает птенцов:

– Почему здесь человечиной пахнет? Нет ли тут человека?

– Какой тут может быть человек? – отвечают птенцы. – Наверное, от тебя же и пахнет. Ты же около людей летала.

– Нет, нет, не скрывайте, говорите правду. Чую я тут свежий запах.

Тогда птенцы показали на поленницу, сложенную из кусков тела аждахи. Р ассказали матери, что тут произошло. Увидев Аюголака, Самригуш все-таки еле-еле удержалась от того, чтоб его не съесть.

– Р ади своих детей дарую тебе жизнь. Ну, человечий сын, чего желаешь? Как здесь оказался?

Аюголак рассказал, в какую попал беду, и попросил вынести его на белый свет.

– Ладно, – говорит Самригуш, – я тебя вынесу на поверхность земли, только ты наготовь сорок бочек мяса, молока. Когда полетим и я гляну направо, сунешь мне в пасть кусок мяса, гляну налево – подашь молока.

Аюголак пошел готовить мясо и молоко. Ему помогли животные и звери, которых он спас от аждахи. Когда он все добыл, погрузил бочки на крылья огромной птицы Самригуш и сам взобрался на ее спину. Птица взлетела и от взмаха ее крыльев вскипело озеро, а верхушки тополей наклонились до земли. Взглянет Самригуш направо, Аюголак кидает в пасть кусок мяса; взглянет налево – подает бочку молока. До земли было уже недалеко, когда птица взглянула направо последний раз, а у Аюголака мяса уже не было. Тогда, не долго думая, он отрезал кусок от своей ноги и сунул в пасть птицы. И вот долетели они до поверхности земли.

– Сын человеческий, почему последний кусок был особенно вкусным? – спросила Самригуш.

Аюголак испугался и не сказал правду. А птица Самригуш заметила, что он хромает.

– Почему ты хромаешь?

Тут уж Аюголак был вынужден сказать правду. Самригуш высунула свой язык и провела им по ране батыра, и рана сразу же зажила. Птица распростилась с Аюголаком.

– Сын человеческий, теперь ты отойди на сорок верст, вырой яму и укройся там. Иначе ты от поднятого мною ветра, когда взлечу, не устоишь на земле.

Аюголак так и сделал. Птица Самригуш взлетела, и сразу поднялся страшный вихрь. Даже в глубокой яме еле-еле удержался Аюголак.

Глубоко задумавшись, пошел Аюголак искать изменивших ему товарищей. Много земель он прошел, пока не встретил человека, который пас лошадей.

– Здесь такие-то два батыра и три девушки не проходили? – спросил он пастуха.

– Кажется, проходили года три назад, – ответил тот.

Перед входом в аул Аюголак увидел кучу золы. Порылся он в золе и видит лепешку, затвердевшую, как уголь. Рто была лепешка, которую зарыла старшая девушке.

Опять прошел он много земель, и встретился ему человек, что пас коров.

– Таких-то двух батыров и трех девушек не видел? – спрашивает его Аюголак.

– Кажется, проходили здесь месяца три назад, – отвечает пастух.

Порылся Аюголак в золе от костра, где те останавливались, и нашел еще одну лепешку, успевшую затвердеть.

Аюголак прибыл в третий аул и, расспросив людей, узнал, где те остановились. Оказалось, батыры, средняя и младшая сестры остановились в одном доме, а старшая сестра – в другом. Аюголак отыскал дом, где жила старшая. Увидев его, она удивилась и спросила:

– Почему ты остался там?

– Видно, веревка оказалась непрочной и оборвалась, – отвечает ей Аюголак.

Они поели, попили и отправились к тем четверым. Пришли к ним и видят: двое батыров и две девушки пьют и едят. Стаканы, что были в руках Имян-батыра и Тау-батыра, упали на пол. Аюголак посмотрел на свою девушку и сказал:

– Посмотри, как соскучились по мне мои друзья. От радости из рук стаканы выпали!

Все вместе поехали они на берег красивого озера. Там девушки сварили кашу, положили туда масла и поставили перед мужчинами. Аюголак сказал Имян-батыру и Тау-батыру:

– Мы долго были в разлуке. Давайте проверим друг друга. Узнаем, кто грех совершил за это время. Пусть каждый из нас выстрелит в небо. Если кто безгрешен, стрела того угодит прямо в эту кашу; если кто имеет грех за душой, стрела его угодит прямо ему в голову.

Имян-батыр и Тау-батыр испугались и сначала не решались на это. Тогда Аюголак взял лук и стрелу и пустил ее в небо. Стрела вскоре возвратилась назад и упала прямо в котел, полный каши. Имян-батыр выстрелил из лука немножко в сторону, но стрела, падая назад, пробила ему голову и прошла насквозь через все тело. Дрожа от страха, Тау-батыр пустил стрелу в противоположную сторону. Тем не менее, стрела, падая вниз, пробила ему голову и тоже прошла через все тело насквозь. Тогда Аюголак рассказал девушкам о предательстве своих товарищей.

Он женился на старшей девушке, подружился с ее сестрами и жил, говорят, много-много лет.

 

Поделись с друзьями:

 

 

     
banner 16